Татьяна Кошелева: Мужчина-парикмахер в Магадане – это редкость  

12 августа 2020 | 17:30

Об участии и победе магаданского начинающего парикмахера Владислава Петрова в региональном чемпионате «Молодые профессионалы», о нюансах проведения чемпионата в дистанционном формате и мужчинах в сфере парикмахерского искусства рассказала корреспонденту Колыма Плюс преподаватель парикмахерского искусства Технологического колледжа Магадана, мастер производственного обучения, тренер и главный эксперт региональных соревнований WorldSkills России в Магаданской области Татьяна Кошелева.

– Уже прошло выступление нашего участника, победителя регионального чемпионата «Молодые профессионалы» Владислава Петрова. В этом году все происходило в дистанционном режиме. Как это было? Известно, что работало много камер, причем не только во время выступления, но и целые сутки.

– Да, это правда. В этом году было достаточно сложно работать и готовиться к этому мероприятию. Были очень жесткие технические требования, именно в установке камер.

– Это все вы должны были обеспечить?

– У нас работает РКЦ.

– Это кто?

– Это наш Центр, который обеспечивает нам все организационные моменты. В большей степени мы справились самостоятельно. Это был наш технический эксперт, молодое дарование. Она была первым участником и победителем регионального чемпионата. Она также участвовала в отборочных соревнованиях. Теперь она работает у нас официально техническим экспертом.

Наш директор Семиколенова Анжела Юрьевна. Мы своей маленькой командой, общими усилиями и с помощниками, которые помогали во всех организационных моментах, справились с этой задачей быстро.

– Работало пять камер?

– Да, пять камер со всех сторон.

– На площадке можно было присутствовать только двум людям?

– Да. Это должны были быть технический эксперт и участник. Больше никто не должен был заходить на площадку во время проведения соревнований и не только. Камеры писали круглосуточно и на площадке никто не должен был находиться. Разве что, кроме уборщицы, которая в момент перерыва между модулями могла продезинфицировать рабочее место.

– Для чего камеры работали сутками?

– Для того, чтобы наблюдать не подложили ли каких-то запретных инструментов, которые были запрещены.

– Перечень инструментов и оборудования, с которыми можно было работать – все регламентировалось?

– Да, верно.

– Задание, которые выполнял наш участник, было известно заранее? Он мог к нему подготовиться или оно было для него тайной до последнего момента?

– Конечно же, конкурсное задание у нас было. Мы приблизительно понимали какие требования к заданию и что нужно было выполнять. Это была модная салонная стрижка мужская с окрашиванием и укладкой, а также женский перманент со стрижкой. 

– Это сложные задания?

– Достаточно сложные. Сейчас есть жесткие требования по выполнению мужского фэйда, что сейчас очень модно и круто. Мужской фэйд – это очень плавный дымчатый переход. Именно классическая современная стрижка мужская была в данном задании. Были и некие сложности.

Это сложно – выдержать определенный уровень, определенную длину и вообще, скопировать фотографию достаточно сложно.

– Вы наблюдали за работой своего участника?

– Естественно.

– Когда стало известно задание, вы были уверены в том, что он справится?

– Была уверена. Все же, мы тренировались. Женский перманент ему дался легче, чем мужская стрижка. Он не любит копировать. Любит свое.

– Сколько времени давалось на каждую работу?

– В целом на работу уходило 2 часа 50 минут по установленному регламенту, но в эти часы участник должен было заполнить технологические карты, их должен был сфотографировать и загрузить технический эксперт. Эти моменты разрыва сильно мешали. Потом за 15 минут до окончания старта он должен был взять готовый модуль, поднести к фотозоне, сфотографировать, загрузить в компьютер для того, чтобы отправить непосредственно судьям. 

– Модуль – это манекен со стрижкой?

– Да. Это готовая работа.

– Получается, у него это заняло порядка 6-ти часов, 5 часов и 40 минут «чистых», если я не ошибаюсь?

– Да. Между ними был еще разрыв – час обеда.

– Если говорить о соревновании в этом и в прошлом году, кроме того, что в этом оно проходило в дистанционном формате, есть ли какие-то отличия?

– Отличия есть. Убрали один модуль. Это уже было полегче, потому что эти разрывы между модулями очень много времени занимают. Мы бы закончили часам к 10-ти вечера.

– То есть, в прошлом году надо было сделать три модуля?

– Да. Непосредственно в очном формате. Мы приезжали в Москву, ребята там соревновались на площадке. Скажу, что на площадке, где есть возможность общаться, смотреть и чувствовать конкуренцию, появляется желание больше вложиться в работу. А не так, что ты стоишь «лайтово» один на площадке, понимая, что только камеры за тобой наблюдают. И, конечно, общение, обмен опытом. Мне кажется, это самое главное.

– Как вы думаете, участнику было сложнее в режиме онлайн или с конкурентами?

– В онлайн сложнее. Комфортнее, когда он вместе с остальными участниками на площадке.

– Вы говорили, что наблюдали. Могли ли подсказывать ему каким-то образом?

– Нет.

– Был ли момент, когда вы смотрели, как он работает и видели, что неправильно делает?

– Наблюдала и иногда думала: «Что ты делаешь и зачем ты это делаешь»? В конечном итоге, было неплохо. Опят таки, это была его импровизация. Он конкретный индивидуалист.

– Мужчина-парикмахер – это редкое явление? По крайней мере, у нас в Магадане.

– У нас в Магадане – редкость. Особенно, когда мужчина работает в направлении женского образа. Если рассматривать общую картину в парикмахерском искусстве, мужчины туда потоком рвутся. Они неплохие, а даже очень хорошие колористы. Они даже цвет как-то по-другому чувствуют.

Радио Колыма
Fm 107.5
Play
Stop