Пётр Голубовский: Туризм в Магадане может основываться только на горнолыжной составляющей

19 марта 2020 | 06:30

О будущем проекта «Солнечный Магадан» и возможностях развития туризма и развития зимних видов спорта в Магадане рассказал корреспонденту «Колыма Плюс» директор по развитию компании «Тихрыбком» и «Маг-Си Интернэшнл» Петр Голубовский.

— Давайте поговорим о  нашем «Солнечном Магадане». Как вы думаете, почему никто не вкладывается в это грандиозный, интересный проект?

— Он грандиозный и интересный, но называть его инвестиционный, честно говоря, я бы повременил. Инвестиции — это когда у меня есть деньги, я вкладываю и хочу получить прибыль. Через какой-то момент. С учетом нашей специфики невозможно потянуть целиком весь этот объект, потому, что надо сначала построить хорошую гондольно-кресельную дорогу, а получателями, так называемыми бенефициарами, получателями прибыли будут те, кто будет кормить этих людей. Те, кто будет заниматься их транспортировками, гостиницами, таксистами, развлечениями, гиды на море и так далее.

Все это объединить под одной крышей невозможно. Только продажа права проезда на дорогу, во всем мире эта практика покрывает где-то 25-30% от всего объема денег, которые будет тратить турист. Поэтому, найти 2, 3 или 4 млрд рублей, сделать замечательный комплекс и ждать, что он когде-то вернется именно от чисто транспортных услуг, к сожалению, нет.

Во всем мире делается по-другому. Государство или крупные муниципалитеты, власти вкладываются в инфраструктурные проекты. В данном случае они занимаются конкретно дорогой. Сделали хорошую дорогу и потом понимают, что образовались рабочие места, люди платят налоги, приезжают туристы. Загрузка авиа, таксистов, предприятия общественного питания, отели строятся и так далее. И уже от этого совокупа, мультипликативный эффект, он гораздо превышает те затраты, которые понесло государство на этот инфраструктурный объект.

В нашем случае мы находимся на стыке интересов потому, что народ надо задерживать на нашей северной территории. Надо чтобы было чем заняться и детям, и ветеранам, и инвалидам, а гондольная дорога – это кабинка. Это не то, что плывет по венецианским каналам. Гондола – это не лодка, а кабина. Туда можно закатить и коляску, подняться наверх и с ребенком, и людям с ограниченными возможностями. Это мощнейший и абсолютно необходимый драйвер роста. Это то, за что зацепившись, можно разворачивать полностью инфраструктуру по очень многим видам спорта.

— Так почему не разворачивают? Почему не цепляются? У нас ведь для этого созданы все условия.

— Делаются шаги в этом направлении. Проект «Солнечный Магадан» можно по-разному называть и обыгрывать, но посмотрим, что уже сделано. Во-первых, формируется общественно мнение, это немаловажно для такого проекта. Во-вторых, есть такая фирма «Доппельмайер», она контролирует в мире 50% канатных дорог. На территории России у нее представитель «Скадо», самарские канатные дороги. Они сначала делают мастер-план. Где и какие трассы должны проходить, какие подъемники, какой производительности, какой конструктивной схемы, где и какой надо поставить, а потом от этого уже танцуют. Энергоподключение, дороги технологические и так далее.

— То есть, говоря простым языком, сначала отталкиваются от рельефа.

— Да. Два года назад мы завлекли сюда специалистов. Я прошел с ребятами с самой верхней предполагаемой точки проекта. Они посмотрели и сказали: «вы живете в раю, у вас абсолютно уникальные условия» и они воплотили все это в мастер-плане. То есть мастер-план уже есть. С этим можно уже выходить на более серьезную ступень, на проектно-сметную документацию. Делать изыскания, изучить грунты. Представляете, какие у подъемника должны быть, чтобы на канате никто не отклонился. Это следующий шаг, но первый уже сделан.

Мы движемся в правильном направлении, но этот проект — он на стыке. Здесь и демография, и здравоохранение, туризм, спорт.

Недавно зашел в интернет: в России всего два федеральных центра подготовки по зимним видам спорта. Один на Урале, там годы по 35 метров в высоту, второй — в пригороде Санкт Петербурга, Кавголово. Там уже третий год не могут провести соревнования из-за отсутствия снега. И после этого мы хотим, чтобы у нас были какие-то результаты.

У нас уже приняты решения и выделены средства на реконструкцию трамплинов. Кстати, магаданские трамплинисты очень неплохо смотрятся на уровне сборных, к примеру, Ленинграда или Москвы. Для нас это серьезный вид спорта. Где трамплин, там двоеборье: лыжи и гонки. На перспективу напрашивается и биатлон. Еще у нас есть условия для горнолыжного и сноубордического развития. Осмелюсь предположить, что лучших условий для федерального центра по подготовке к зимним видам спорта лучше Магадана просто нет.

Январь очень холодный месяц, но начиная с февраля — март, апрель, май. Кто бывал летом на Арманском перевале видел наших сборников, туристов. Наверху плата натуральный снег и ребята там катаются и в мае, и в июне, и в июле на огромных просторах, под палящим колымским солнцем в белые ночи. Есть условия. Огромное эстетическое удовольствие и техническое — снег есть. Это натуральный снег, а нужно еще и заниматься снегогенерацией. Создавать искусственный снег, который будет гораздо дольше лежать, который удобнее формовать и который будет отвечать самым высоким стандартам.

— Сегодня у нас с вами сложился очень откровенный разговор. У меня возник последний вопрос. Как вы считаете «Солнечный Магадан» когда-нибудь будет осуществлен? Например, через 10 лет. Можно ли смело говорить о том, что он будет жить?

— После того, как сменилась команда в Правительстве Российской Федерации, министр более деятельный и, самое главное, спрос у него будет более четкий. Не абстрактные какие-то показатели, а результат. Я привел в пример цифра по курорту  «Архыз». Когда вложили десятки миллионов рублей. Есть деньги в казне, один трлн недоосвоен один трлн двести млрд просто не смогли освоить.

— То есть шансы у нас все таки есть?

— Да. Надо грамотно подать наши рекреационные возможности, наше конкурентное преимущество. Сейчас административная команда в городе и в области, люди нацелены на то, чтобы территория обрела второе дыхание. Я глубоко убежден, что туризм в Магадане, в таком длинном хорошем развитии, может основываться только на горнолыжной составляющей. Наше северное лето короткое, не будет у нас пляжного туризма, и крокодиловых ферм не будет и в гольф мы тут играть не будем.

Вчера цифра промелькнула: за январь-февраль на Байкале было 50 тысяч иностранных туристов. А чем Тауйская губа хуже Байкала? Шикарная горная линия, лед великолепный за счет приливно-отливных великолепные торосы, которых нет на Байкале. Плюс — условия для горнолыжки и рядом город.

Радио Колыма
Fm 107.5
Play
Stop